Аказание сына ремнем



Аказание сына ремнем

Учите искать компромиссы


Ситуация: вы устали и хотите спать, а малыш все никак не утихомирится. Вы все перепробовали для его успокоения: просьбы, угрозы… Складывается ощущение, что он делает все нарочно, чтобы вас позлить. Еще чуть-чуть и вы сорветесь… Стоп! Представьте на месте своего карапуза 4-летки взрослого человека – вашего друга-ровесника.

Ему хочется веселиться и шуметь, в то время как вы уже смертельно устали и валитесь с ног.

Вы будете его шлепать или того хуже пороть ремнем? Скорее всего, вы попытаетесь найти иной способ договориться.

Вы или сами уйдете в другую комнату, или попросите удалиться его, ссылаясь на собственную усталость. Попробуйте те же способы с малышом.

Может статься, кроха просто по вам соскучился, тогда самое верное средство – крепкие объятия и душевный разговор.Вторая ситуация: малыш обижает других деток на площадке, может стукнуть лопаткой по голове. Отойдите с ним в сторонку и спокойно, но настойчиво поговорите с ним, объяснив, что вы пойдете сейчас домой, так как он не умеет хорошо играть вместе с другими. Скажите также, что так вы будете делать до тех пор, пока он не научится хорошему поведению.

Видя, что даже после ваших разговоров малыш продолжает делать плохо, знайте наверняка – он делает это назло. Так он хочет привлечь ваше внимание.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: Отправить Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных Читайте также 19 Нояб.13:22 14 Нояб.15:49 11 Нояб.19:12 7 Ноября 2020 19:22 6 Ноября 2020 19:05 31 Октября 2020 15:03 31 Октября 2020 13:16 30 Октября 2020 17:50 30 Октября 2020 17:46 25 Октября 2020 14:20 15 Ноября 2020 1:00 22 Октября 2020 16:06 22 Октября 2020 13:43 22 Октября 2020 13:42 22 Октября 2020 13:41 22 Октября 2020 13:40 22 Октября 2020 13:30 22 Октября 2020 13:36 18 Октября 2020 15:30 17 Октября 2020 14:12 1 Октября 2020 15:00 26 Сентября 2020 13:15 24 Сентября 2020 17:08 19 Сентября 2020 16:25

«Не знала, что закон запрещает физические наказания»: судили мать, которая наказывала ремнем подростков

Женщина должна выплатить штраф, а дети еще пару месяцев будут в приюте Поделиться:

Женщина признала, что наказывала детей ремнем, когда они были виноватыФото: Святослав ЗОРКИЙ Изменить размер текста:AA В суде Молодечненского района слушали дело многодетной матери из поселка Радошковичи Минской области Зои К.

Ее обвинили в том, что она избивала своих старших детей — 12-летнюю Лизу и 14-летнего Егора (имена детей изменены. — Ред.). 27 марта из семьи Зои и Сергея К. по решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех девятерых детей.

Старших поместили в дом-интернат в Радошковичах — ребятам 4, 6, 8, 9, 12 и 14 лет, а троих младших, которым нет еще и трех лет, сейчас воспитывает брат Зои.

Детей забрали после того, как на руке у старшего ребенка, 14-летнего Егора, в школе нашли синяки: мальчик рассказал, что его и других детей бьют дома. Подросток шокировал педагога и тем, что мама обещала вместе с ними уйти к Богу на Пасху. Зою Петровну обвиняют в том, что она нанесла не меньше 10 ударов ремнем своему сыну и дочери.Фото: Женщина признала, что наказывала детей ремнем, когда они были виноваты: дочка задержались в магазине, сын играл со спичками, пропускал занятия в музыкальной школе.

По словам Зои, это неправда, что она собиралась уйти к Богу на Пасху. «Считаю правильным, что наказала» Зоя сидит на первой скамейке рядом с дочкой. Лиза прижимается к маме плечом, что-то ей с улыбкой рассказывает.

— Видишь, здесь есть клетка. Но это для преступников,- уточняет мама. Рядом с ними — педагог-психолог Радошковичской школы. Подросток тоже присутствует на процессе: его с сестрой интересы представляет директор Радошковичской школы-интерната Игорь Дятловский.

Зою Петровну обвиняют в том, что она нанесла не меньше 10 ударов ремнем своим сыну и дочери. — С этим я согласна. Наказала Лизу ремнем.

Ей было конкретно сказано: сходить в магазин, который расположен недалеко и вернуться обратно. Она вернулась очень нескоро, прошло длительное время — часа полтора, — объясняет суду Зоя Петровна. — Какие у вас вообще взаимоотношения?

— уточняет судья. — В последнее время она стала более грубой и непослушной, а так у нас неплохие взаимоотношения. По словам женщины, дети не жаловались на то, что им больно.Фото: Женщина и раньше наказывала детей ремнем за проступок.

— Я считаю правильным, что наказала. С сыном у нас сложнее: он повзрослел, стал непослушным, было много пропусков в музыкальной школе.

Иногда младших детей бил. А тут я еще у него обнаружила кусок спаленной газеты. «Мы хотим вернуть детей домой» По словам женщины, дети не жаловались на то, что им больно.

На следующий день после наказания Зоя Петровна не осматривала детей.

Семья живет в Радошковичах в 4-комнатной квартире, детей наказывали дома. Муж методы супруги поддерживал. — Сейчас уже решили от них отказаться. Есть же закон, который запрещает физическое наказание. Но, если честно, я раньше об этом не знала. Лиза и Егор отказались давать объяснения в суде. Директор Радошковичской школы-интерната Игорь Дятловский рассказывает, что Зоя Петровна идет на контакт, всегда интересуется состоянием детей, навещает их.

Директор Радошковичской школы-интерната Игорь Дятловский рассказывает, что Зоя Петровна идет на контакт, всегда интересуется состоянием детей, навещает их. — Когда Егор поступил в отделение социального приюта, он рассказал, что были неоднократные избиения со стороны матери, это началось с сентября-октября прошлого года.

Говорил, что болят ягодицы, больно садиться. Во вторник все остальные дети также поступили в отделение приюта. Лиза не жаловалась, не говорила, что с ней произошло.

Детей обследовали, выявились телесные повреждения в тех местах, о которых говорил Егор. По решению суда женщина должна будет заплатить штраф — 360 рублей 50 копеек.Фото: А точнее, у 14-летнего подростка обнаружили три кровоподтека на ягодицах, у Лизы — один.

Дети будут находиться в приюте, пока комиссия не решит, что их можно вернуть в семью. По словам Игоря Дятловского, это, возможно, случится в августе. Пока же Зою и Сергея будет навещать комиссия, проверять, выполняют ли они план.

— Хотим вернуть детей домой. Для этого мы выполняем план, который для нас подготовили.

Отношения изменятся, будут совсем другие. Будем ценить друг друга, — тихо говорит Зоя. По решению суда женщина должна будет заплатить штраф — 360 рублей 50 копеек.

У выхода из суда мама с дочкой долго прощаются: обнимаются, целуют друг друга в щеку.

— Все, пока! До вечера! — дети уезжают в приют, где проведут без родителей еще несколько месяцев. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Мама, которая наказывала детей ремнем: «Била старших, когда не слушались.

А забрали всех девятерых…» Физические наказания в многодетной семье привели к тому, что детей на полгода поместили в школу-интернат () Поделиться: Подпишитесь на новости: Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER Читайте также 30 Нояб.16:17 30 Нояб.19:59 29 Нояб.22:42 30 Ноября 2020 16:06 29 Ноября 2020 23:55 29 Ноября 2020 18:04 29 Ноября 2020 16:25 30 Ноября 2020 0:30 29 Ноября 2020 22:37 29 Ноября 2020 16:44 29 Ноября 2020 15:13 29 Ноября 2020 10:27 29 Ноября 2020 18:00 29 Ноября 2020 13:19 29 Ноября 2020 12:23 29 Ноября 2020 12:22

Мама, которая наказывала детей ремнем: «Била старших, когда не слушались. А забрали всех девятерых…»

Физические наказания в многодетной семье привели к тому, что детей на полгода поместили в школу-интернат [обсудим!] Поделиться:

27 марта по решению комиссии из многодетной семьи Зои забрали девятерых детей.Фото: Павел МАРТИНЧИК Изменить размер текста:AA 27 марта из многодетной семьи Зои и Сергея К.

из поселка Радошковичи Минской области по решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех девятерых детей. Это случилось после того, как на руке у старшего, 14-летнего Егора (имена детей изменены.

— Ред), в школе нашли синяки — мальчик рассказал, что его и еще троих детей бьют дома. Подросток шокировал педагога и другим своим признанием: по его словам, мама якобы обещала на Вербное воскресенье или Пасху «уйти вместе с детьми к Богу» — семья верующая, ходят в баптистскую церковь.

Слова мальчика подтвердили и другие дети из этой семьи. После исполнения решения комиссии шестеро старших детей поместили в дом-интернат в Радошковичах – ребятам 4,6,8, 9, 12 и 14 лет, а троих младших, которым нет еще трех лет (самой младшей девочке всего семь месяцев) — в детскую больницу Молодечно.

По решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех детейФото:

«Воспринимаю наказания ремнем как укол для больного человека»

До этого случая о семье было известно только хорошее: мама награждена орденом Матери, отец работает монтером на железной дороге — у супругов неплохой доход, дети всегда хорошо одеты и досмотрены. Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне.

«Немного закрытые, мало с кем общались, в свою квартиру никого не пускали, но ни Зою, ни Сергея не видели злыми или грубыми»

, — говорят соседи. Из религиозных соображений в доме у многодетной семьи не было телевизора и компьютера, детям не разрешали пользоваться интернетом. После того как детей забрали, Зоя вышла на работу — спустя 14 лет декретного отпуска.

Она работает конструктором на швейной фабрике в Молодечно. Мы застали ее на рабочем месте: женщина откладывает блузку, над которой работает, и соглашается недолго поговорить.

— Большая часть всего, что написано — ложь.

Начали дети, а потом уже пошло дальше.

Неправда и то, что я собиралась с ними уйти к Богу на Пасху.

Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне.Фото: — То есть вы их не наказывали?

— Они были виноваты, я их наказала.

Последнее время Егор настолько непослушный был!

И врал, и в интернете на страничке у него всякая грязь была — даже нецензурные слова.

А еще нашла в кармане обожженную газету — получается, ребенок играл со спичками.

Еще он музыкалку пропускал. Я наказывала ремнем по попе — он защищался и подставил руку, там образовался синяк. Женщина говорит, что наказывала и 12-летнюю Лизу. «Хотелось бы от нее лучшего обращения со мной», — уточняет Зоя. Собеседница уверена, что ремень – правильный инструмент воспитания, который действовал безотказно.

Собеседница уверена, что ремень – правильный инструмент воспитания, который действовал безотказно. — В последнее время она могла мне грубо ответить, гаркнуть.

А в конкретном случае она ушла в магазин, который рядом с домом, идти всего 10 минут.

А она поздно вернулась, ее не было часа полтора. Детей наказывала и раньше, но не сильно. Иногда могла и ремнем наказать.

— Когда вы стали бить детей? — Не помню, может, больше года назад. — После таких наказаний дети начинали вести себя по-другому?

— Да, это имеет эффект. Только скажешь «Где мой ремень?» — они понимают, что будет наказание, и начинают что-то делать. Но это для меня не приятная процедура, и я это делаю не со зла.

Я это воспринимаю как укол для больного человека, лекарство.

На заседании комиссии Зоя не отрицала, что наказывала детейФото: Разрешение навестить старших детей Зоя и Сергей получили несколько дней назад, до этого созванивались с ними по телефону. — Ездила к самым младшим в больницу: хотела покормить грудью самую младшую, но не разрешили.

В больнице за нами все время наблюдали, не оставляли вместе с детьми наедине. Со старшими созваниваемся, пишем сообщения.

Очень сильно просятся домой. Спрашиваю у детей: вам там хорошо? Нет, плохо — отвечают. Говорю: может, там останетесь?

Нет, хотим домой. Много плачет 6-летняя дочка, особенно когда спать ложится. Катя, которая ходит во второй класс, говорит, что ей там страшно, с первого дня.

Зоя уверена, что ремень – правильный инструмент воспитанияФото: Женщина показывает смс, написанные старшим сыном: подросток просит у мамы прощения и говорит, что любит ее.

Свой день рождения мальчик провел в интернате.

Мама пожелала ему

«не потерять то, что дано выше, поскорее вернуться домой и всех привести за собой»

. Женщина показывает и фотографии самой младшей дочки – девочке всего 7 месяцев, дома она была на грудном вскармливании, сейчас привыкает к бутылочке. — На заседании комиссии я не отрицала, что наказывала детей, из Библии им отрывки на эту тему зачитывала.

Они сказали, что вышел такой закон, который запрещает бить детей. Я дала расписку, что бить детей не буду, — продолжает женщина.

Она утверждает, что детей у нее забрали в тот момент, когда ее не было дома, — она узнала об этом только постфактум. Смс, написанные старшим сыномФото: — Муж взял самую маленькую на руки, не хотел отдавать.

Дети начали плакать, такой крик стоял. Прихожу домой — уже пусто. На исправление нам дали 5 месяцев. Каждый месяц будут проводиться заседания комиссии — будут наблюдать, как мы справляемся.

Нужно будет работать с психологами, психиатром, выполнять все рекомендации.

На работе нужно быть от звонка до звонка — я работаю с 8.30 до 17.00.

Здесь, кстати, меня поддерживают, переживают. Младших детей из больницы забрал к себе брат Зои — ей и супругу разрешили навещать малышей только в присутствии брата.

Зоя считает, что люди вокруг нее разделились на два лагеря: одни сочувствуют, другие обвиняют. — Но я не переживаю — верю в Бога, который все устроит и все расставит по своим местам. «Мама никаких эмоций не выражала, не раскаивалась» Четверо детей занимались в Радошковичской средней школе. Директор Инга Великоиваненко говорит, что дети способные, у старших — Егора и Лизы — был хороший средний балл: 7,7 — 7,9.

Директор Инга Великоиваненко говорит, что дети способные, у старших — Егора и Лизы — был хороший средний балл: 7,7 — 7,9. — К этой семье до этого у нас не было никогда вопросов: в доме чисто, порядок, аккуратно сложены вещи, родители часто бывали в школе на собраниях – одно из них как раз было посвящено вопросам поощрения и наказания в воспитании детей, и мама присутствовала.

По словам директора школы Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешеннымФото: Директор рассказывает, что многодетная мама подтвердила: бьет детей ремнем в качестве наказания.

— На заседании комиссии мама никаких эмоций не выражала, не раскаивалась. Она не соглашалась с тем, что это неправильно — бить детей.

Цитировала нам Библию, мол, бить розгами детей можно. Папа абсолютно согласен с мамой и ее методами воспитания. Но что может сделать ребенок, чтобы его ударили ремнем?

Он не пил, не курил, — задается вопросом Инга Валерьевна. — Нельзя бить ребенка до такой степени, чтобы у него оставались синяки на теле — это моя личная позиция. По словам Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешенным — это были переживания за их жизнь и здоровье.

В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры — в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству — мама Сергея.Фото: — Я очень рада, что мама хочет вернуть детей, но меня смущает то, что она не признает своей ошибки, — говорит Инга Валерьевна.

«А нас как в детстве били!» В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры — в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству — мама Сергея. В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами.

— Нормальные люди, я их знаю с детства — учились вместе в школе. Я в шоке от этих новостей — никогда ничего подобного не наблюдалось, криков из квартиры я не слышала, — говорит Наталья, которая живет в том же доме.

— Поедут в магазин — продуктов целый бусик привозят, ящиками и печенье, и фрукты покупали. Бабушка им помогала, вот такими тазиками приносила пирожки, пиццу, пироги.

Зоя успевала и сама с детьми поиграть — не сбрасывала все на старших.

В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами.Фото: Соседка считает, что дети что-то нафантазировали насчет регулярных избиений — возраст такой.

— Даже если наказывали — а нас как в детстве били!

Сейчас же как: не наказываешь — начались наркотики, что-то еще.

Родители виноваты: куда вы смотрели, почему не наказывали? А если наказываем — опять мы плохие. Так а что с ними делать, если они не слушаются?

Но своих детей не бью, потому что у меня такого понятия нет, — добавляет женщина. Собеседница говорит, что Зоя и Сергей переживают из-за того, что случилось.

— Когда я видела, как муж ее ехал на работу, даже больно на него смотреть было, потому что человек подавленный, такое ощущение, что ему стыдно из-за того, что все смотрят. Надо как-то этим людям помочь и разобраться в недоразумении.

Полгода без детей — это жутко. ЕСТЬ ВОПРОС — Почему из этой семьи забрали всех детей, включая грудничка, хотя мама призналась, что била только старших? — По Декрету № 18 президента, если родители не выполняют обязанности в отношении одного ребенка, значит, они не выполняют их в отношении всех детей.

В таких ситуациях из семьи однозначно забирают всех детей, — говорит заместитель председателя районной комиссии по делам несовершеннолетних Молодечненского райисполкома Ольга Клепакова. — Срок, на который забирают детей, предусмотрен Декретом – это полгода.

Но даже при соблюдении всех рекомендаций, ранее, чем через 5 месяцев их не вернут.

Все это время родители должны выполнять все, что прописано в плане защиты прав и законных интересов ребенка – для каждой ситуации этот план индивидуален.

— Могут ли забрать ребенка, если родители один раз побили его ремнем? — Нет, после одного раза ребенка не забирают, это должна быть система. В случае с семьей К. детей тоже не забрали сразу, как только обнаружилась проблема: сначала дождались результатов судмедэкспертизы, которая подтвердила, что у детей действительно есть телесные повреждения.

Поделиться: Подпишитесь на новости: Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER Читайте также 30 Нояб.16:17 30 Нояб.19:59 29 Нояб.22:42 30 Ноября 2020 16:06 29 Ноября 2020 23:55 29 Ноября 2020 18:04 29 Ноября 2020 16:25 30 Ноября 2020 0:30 29 Ноября 2020 22:37 29 Ноября 2020 16:44 29 Ноября 2020 15:13 29 Ноября 2020 10:27 29 Ноября 2020 18:00 29 Ноября 2020 13:19 29 Ноября 2020 12:23 29 Ноября 2020 12:22

Читать онлайн «Сборник рассказов о порке» — RuLit — Страница 23

Загрузка.

Слышу скрежет ключа в замочной скважине, ну вот и все.

Уже совсем скоро я буду визжать от боли в «комнате под лестницей». Я так подозреваю, что раньше там была спальня моих родителей. Это просторная квадратная комната с прекрасным видом из окна, отделана красным деревом, в ней очень тихо и звуки, раздающиеся в этой комнате, не слышны больше ни в одной точке нашего просторного дома.

Здесь же есть своя туалетная комната. Отец мой умер много лет назад, и я его почти не помню – мне было всего 5 лет, когда это случилось.

Мы с мамой живем на втором этаже, слуги занимают левое крыло первого этажа.

А с этой комнатой я познакомилась, когда пошла в школу, хотя, впрочем, не совсем сразу.

Дело было так: я получила запись в дневнике – не выучила стихотворение, я даже и предположить не могла, чем это мне грозит!

Мама, конечно, предупреждала меня, что учиться я должна только на «Отлично», что у меня есть для этого все данные и все условия, что она одна занимается бизнесом, тяжело работает, не устраивает свою личную жизнь – и все это ради меня. От меня же требуется – только отличная учеба и послушание.

Присматривала за мной няня, она же и уроки заставляла делать, хотя мама говорила, что я должна быть самостоятельной и ругала няню за то, что она меня заставляет, считала, что я с детства должна надеяться только на себя, и учиться распределять свое время. Вот я и «распределила» – заигралась и забыла!

Мать пришла с работы и проверила дневник (она это не забывала делать каждый день).

Потом спокойным голосом сказала мне, что я буду сейчас наказана, велела спустить до колен джинсы и трусики и лечь на кровать попой кверху, а сама куда-то вышла.

Я, наивное дитя! Так и сделала! Я думала, что это и есть наказание – лежать кверху попой!

Но каково же было мое удивление, когда через несколько минут, мать пришла, а в руках у нее был коричневый ремешок! Она сказала, что на первый раз я получу 20 ударов! В общем, ударить она успела только 1 раз. От страшной, не знакомой боли я взвыла, и быстренько перекатилась на другую сторону и заползла под кровать.
От страшной, не знакомой боли я взвыла, и быстренько перекатилась на другую сторону и заползла под кровать. Это произошло мгновенно, я сама от себя этого не ожидала!

И как она не кричала, не грозила – я до утра не вылазила от туда. Там и спала. От страха не хотела ни есть, ни пить, ни в туалет. По утрам мать рано уезжала, а мной занималась няня.

Няня покормила меня и проводила в школу.

Целый день я была мрачнее тучи, очень боялась идти домой, но рассказать подружкам о случившемся – было стыдно. Уроки закончились, и о ужас! За мной приехала мать.

Поговорив с учительницей, она крепко взяла меня за руку и повела к машине.

Всю дорогу мы ехали молча. Приехав домой, я, как всегда, переоделась в любимые джинсики, умылась и пошла обедать, пообедала в компании мамы и няни и, думая, что все забылось, пошла делать уроки. Часа через два, когда с уроками было покончено, в мою комнату вошла мать, и спокойным голосом рассказала мне о системе моего воспитания, что за все провинности я буду наказана, а самое лучшее и правильное наказание для детей – это порка, так как «Битье определяет сознание», и, что моя попа, создана специально для этих целей. Если же я буду сопротивляться ей, то все равно буду наказана, но порция наказания будет удвоена или утроена!

А если разозлю её, то будет еще и «промывание мозгов».

Потом она велела мне встать на четвереньки, сама встала надо мной, зажала мою голову между своих крепких коленей, расстегнула мои штанишки, стянула их вместе с трусами с моей попки и позвала няню.

Няня вошла, и я увидела у неё в руках палку с вишневого дерева. Конечно, я сразу все поняла! Стала плакать и умолять маму не делать этого, но все тщетно.

Через пару секунд – вишневый прут начал обжигать мою голую, беззащитную попу страшным огнем.

Мать приговаривала – выбьем лень, выбьем лень.

А я кричала и молила о пощаде!

Меня никто не слышал. Но через некоторое время экзекуция прекратилась. Моя попа пылала, было очень-очень больно и обидно, я плакала и скулила, но отпускать меня никто не собирался.

Мама передохнула, и сказала, что это я получила 20 ударов за лень, а теперь будет ещё 20 за вчерашнее сопротивление.

Я просто похолодела от ужаса! А вишневый прут опять засвистел с громким хлопаньем опускаясь на мою уже и без того больную попу. Я уже не кричала, это нельзя было назвать криком – это был истошный визг, я визжала и визжала, мой рассудок помутился от этой страшной, жгучей, невыносимой боли.

Казалось, что с меня живьем сдирают кожу.

Что я больше не выдержу и сейчас умру!! Но я не умерла…

Читать онлайн

Порка закончилась, и меня плачущую, со спущенными штанами, держащуюся за попу обеими руками, повели в ванную комнату. Няня велела мне лечь на живот на кушетку, я легла, думала, что она сделает мне холодный компресс, думала, что она меня пожалеет, но не тут-то было.

Она стянула с меня болтающиеся джинсы и трусы и заставила встать на четвереньки, я взмолилась и взвыла одновременно!

Думала, что меня снова будут пороть. Но, как оказалось, мне решили «промыть мозги»! Мне стало еще страшнее! Я не могу передать словами свой ужас от неизвестности и боязни боли! В тот же момент в дырочку между половинками моей истерзанной попы вонзилась и плавно проскользнула внутрь короткая толстая палочка, я закричала, больше от страха, чем от боли, а мама с няней засмеялись.
В тот же момент в дырочку между половинками моей истерзанной попы вонзилась и плавно проскользнула внутрь короткая толстая палочка, я закричала, больше от страха, чем от боли, а мама с няней засмеялись.

Рекомендуем прочесть:  Е 551 можно потолстеть

В меня потекла теплая вода, я почти не чувствовала её, только распирало в попе и внизу живота, а я плакала от стыда и обиды. Через некоторое время страшно захотелось в туалет.

Но мне не разрешали вставать, а в попе все еще торчала эта противная палочка, а няня придерживала её рукой.

Наконец мать разрешила мне встать и сходить в туалет. Это наказание я помнила очень долго.

Я всегда во-время делала уроки, все вызубривала, выучивала.

Часами сидела за уроками. Я всегда была в напряжении и страхе.

Повторения наказания я не хотела. Так прошло три года. Начальную школу я закончила блестящей отличницей с отличным поведением.

Мама была счастлива! Вот я и в пятом классе. Новые учителя, новые предметы. Первая двойка по английскому языку… Дома я все честно рассказала маме, и была готова к наказанию.

Но в тот вечер наказывать меня она не стала. Я думала, что она изменила свою тактику моего воспитания.

Сама я стала очень стараться и скоро получила по английскому четверку и две пятерки! Неожиданно в нашем доме начался ремонт, как оказалось, в комнате, о существовании которой я не подозревала. Она располагалась под лестницей и дверь её была обита таким же материалом, как и стены, поэтому была не заметной.

Через неделю ремонт закончился.

Привезли какую-то странную кровать: узкую, выпуклую, с какими-то прорезями и широкими кожаными манжетами.

Тогда я думала, что это спортивный тренажер – мама всегда заботилась о своей фигуре. Еще дня через три меня угораздило получить тройку по математике и знакомство с «комнатой под лестницей» состоялось! Вечером, после того, как мать поужинала и отдохнула, она позвала меня в новую комнату.

Комната была красивой, но мрачной. В середине комнаты стояла странная кровать.

Мама объяснила мне, что теперь эта комната будет служить для моего воспитания, то есть наказания.

Что кровать эта – для меня. На неё я буду ложиться, руки и ноги будут фиксироваться кожаными манжетами так, что я не смогу двигаться, а попа будет расположена выше остальных частей тела. В общем – очень удобная конструкция, да еще и предусмотрено то, что я буду расти. Вот какую вещь купила моя мама!

Она определенно гордилась этим приобретением, как выяснилось, сделанным на заказ! Потом она показала мне деревянный стенд.

На нем был целый арсенал орудий наказания!

Черный узенький ремешок, рыжий плетеный ремень, солдатский ремень, коричневый ремень с металлическими клепками, красный широкий лакированный ремень с пряжкой в виде льва, желтый толстый плетеный ремень, тоненькие полоски кожи собранные на одном конце в ручку (как я потом узнала – плетка), ремень из грубой толстой ткани защитного цвета. Потом мы пошли в ванную комнату.

Здесь мама показала прозрачное красивое корытце, в котором мокли вишневые прутья из нашего сада – это розги, сказала она.

Читать онлайн «Сборник рассказов о порке» — RuLit — Страница 3

Загрузка. Зато на него обратила внимание проводница: «Ого, какой большой мальчик…» Мама в ответ сказала с насмешкой: «Член больше мозгов… Поэтому приходится драть.

Ну, благодари за порку и целуй розги и руки.» Я выполнил весь ритуал и даже поцеловал руки проводницы, поблагодарил ее за то, что держала меня, считала удары и помогла маме добыть розги. Потом уже мама рассказала мне, как ей удалось уговорить Евгению наломать эти прутья и помочь меня наказать.

После ритуала благодарности мама шлепнула меня ладонь по попе и добавила: «Становись спиной к двери, лицом к столику (на столике лежали розги)… Смотри на розги и думай о своем поведении.

Попу не закрывай…»

Читать онлайн

Мама и проводница вышли, а я остался стоять голый, с выпоротой попкой. Мне было не только больно, но и очень стыдно, что меня секли при посторонней, что мой член терся о бедро женщины.

Наконец, меня пугала все та же перспектива: кто-нибудь откроет случайно дверь и увидит меня с голой и выпоротой попой… Как потом оказалось, у меня был еще один повод стыдиться. Когда мама несла розги, чтобы наказать меня, это видела женщина из соседнего купе. Потом она слышала характерное пение розог.

Когда мама с проводницей вышли после наказания, эта женщина завела с мамой разговор о порке, советуясь как лучше выбирать прутья и пороть. Таким образом, моя порка была известна в вагоне.

На следующий день эта женщина и проводница, когда мы выходили из вагона, еще раз упоминали о моем наказании при прощании и насмешливо смотрели на меня. Этот стыд мне мама напомнила уже дома, когда предупредила, что если я не возьмусь за ум и не исправлю свои манеры, то она розгами распишет на моих ягодицах правила хорошего тона.

На первом курсе универа меня тоже здорово выдрали.

Мне было уже 20 лет. В зимнюю сессию я получил двойку на экзамене. Я сам позвонил маме и сообщил о своем проступке. Она ответила кратко:

«Сам все приготовь, будь готов к строгому наказанию, щадить не буду.»

Я приготовил розги (3 пучка), веревку, подушку, разделся до трусов.

Чтобы не раздражать маму еще больше, я начал учить вопросы на следующий экзамен, зачетка с не проставленной оценкой (это означало двойку) лежала раскрытая на столике. Так получилось, что в нашем подъезде в тот день произошло происшествие: на 2 этаже вспыхнул пожар; пока его потушили (быстро), соседка из квартиры под нами попросила разрешения переждать у нас со своим сыном, пока рассеется дым.

Убирать розги назад я не посмел.

Поэтому, сгорая от стыда, что видно к чему я приготовился, а еще больше при мысли, что мама может выпороть меня при соседке и ее сыне, я принял их у нас дома; только одел спортивные штаны и рубашку. Целый час, пока они были у нас дома, был для меня хуже ожидания порки.

Наконец, пришла мама. Лена, так звали соседку (она была старше меня всего на 12 лет), спросила мою маму: «Ты будешь прямо сейчас его пороть?» Мама сказала, что да. Лена: «А розгами по голому телу или через трусы?» Мама: «Обязательно по голой попе, иначе неэффективно; а так и больно, и стыдно. Потом поставлю без трусов на колени.» Я готов был провалиться сквозь землю, а Валерка (сын Лены, ему было 14 лет) смотрел со страхом на розги, на меня и моргал.

Я боялся, что мама предложит Лене остаться (Валерку я не стеснялся) и смотреть на мое наказание, чтобы пристыдить меня и устрашить Валерия. Дело в том, что я запал на Лену и, пардон, хотел заняться с ней сексом; она уже узнала, что меня секут за проступки, но предстать перед ней голым не для секса, а чтобы лечь под розги, потом вихлять перед ее глазами своим исполосованным задом… Это было страшнее розог.

Но, к моему счастью, в тот раз Лена сказала: «Не будем мешать, пойдем домой»; потом все-таки был случай, когда меня высекли при Лене. Как только они ушли, мама произнесла обычное: «Догола…» Я разделся и ждал голый… Мама сняла пальто и сапоги, помыла руки, потом осмотрела розги, зачетку, взяла веревку и крепко связала мне руки.

Потом за ухо отвела к кровати и глухо приказала лечь. За двойку я получил 60 суровых ударов розгами, потом отстоял 1 час на коленях… А потом получил еще 40 розог за лень. Мама мне объяснила такое двойное наказание так: «60 розог ты получил за двойку, то есть за учебу.

Но видимо порка за оценки для тебя слишком легкая, поэтому я добавляю тебе за лень; потому что тебе учиться не трудно, ты просто ленишься.» После 40 розог я еще час стоял на коленях.

Розгами меня в целях профилактики секли всю зимнюю сессию. Больше я не получил ни одной плохой отметки в ту сессию и пересдал экзамен на пятерку.

После пересдачи мама еще раз меня выпорола: «Не ленился и сдал все нормально.

Поэтому для профилактики получишь еще 40 розог.» Весь месяц моя попа была по цвету как баклажан. Но я ни разу не сердился на маму и не обижался за столь строгое воспитание, потому что знал, что я это заслужил, а мама просто заботится о моем воспитании.Порка Валеры.

Я уже писал, что был случай, когда мне было мучительно страшно от мысли, что меня высекут при соседке Лене, которую я хотел. Я боялся, что она мне не даст, если увидит, как я дергаюсь под розгой; иначе говоря, сочтет меня маленьким для «траха».

Но то, что произошло после той порки, сняло эту проблему.

Сначала я должен рассказать об одном из случаев, когда я сам порол кого-нибудь.

Через несколько дней после порки, перед которой у нас были Лена и ее сын Валерка, во второй половине дня ко мне зашла Лена.

Я был на зимних каникулах и один дома, мама была на работе. Лена, смущаясь, спросила меня:

«А тебя часто секут розгами; ну, в смысле, у вас дома есть запас розог?»

Я, тоже смущаясь, ответил: «Розги, конечно, есть с запасом.» Лена тогда спросила: «А ты мне не дашь немного, я хочу выпороть Валеру.

Я вообще-то хотела попросить твою маму, чтобы она меня научила пороть.» Я удивился, но ответил так: «Насчет розог нужно спросить у мамы, но она будет только вечером.

А научить пороть могу и я. Я порол племянницу, мальчишку из подшефного класса.

Опыт наказывать у меня есть.» Лена помолчала и опять спросила: «Ты не можешь позвонить маме на работу и спросить ее разрешения на розги и твою помощь?» Я позвонил маме и получил ее разрешение взять 2 пучка розог и помочь Лене в порке Валеры.

Когда звонил маме, то очень волновался: на работе у мамы не знали, что она меня порет, ведь мне уже было 20 лет.

Некоторых из сотрудниц мамы я лично знал, им было почти столько же, сколько и мне. Я осторожно спросил маму:

«Можно взять два пучка розог и помочь Лене выпороть ее сына?»

Мама произнесла приблизительно следующее: «Я разрешаю обе вещи», – что означало – можно взять розги и помочь Лене выпороть Валерку.

Я передал это Лене. Она обрадовалась. Перед тем, как пойти наказывать Валеру, Лена расспросила меня о порядке наказания. Я рассказал на своем примере: нужно раздеть ребенка догола или только до майки, связать руки, чтобы не мешал пороть, положить на живот (под лобок – подушку, чтобы приподнять попу).

Рассказал, как держать розги и бить (по нижней части ягодиц и ляжкам, чтобы было больнее и чтобы не повредить позвоночник и почки).

Особо заметил, что во время наказания нельзя кричать и просить остановить порку. За это – по губам, дополнительные удары, а потом за ухо на горох без трусов. Лене понравились все правила, потому что они были направлены на наказание непослушного ребенка.

Чем строже, тем лучше. Дело в том, что Валера тогда очень сильно провинился: он получил две «3», попытался скрыть это от своей мамы, нагрубил классной. За это все Лена была готова спустить ему шкуру. По просьбе Лены я взял не только розги, но и ремень с пряжкой (офицерский) и веревку, чтобы связывать ее сына.

Мы спустились к ним в квартиру. Валера знал, зачем его мама пошла к нам, поэтому сидел и дрожал от страха. До этого дня его розгами не пороли.

Только иногда, слегка могли стегнуть ремнем, через трусы. Теперь ему предстояло узнать настоящее болючее наказание. Увидев розги и ремень, он начал хныкать и умолять о прощении.

Выглядел он жалко – чуть не ползал на коленках перед своей мамой. Я не люблю трусов, тем более при наказании.

Мне он тогда напомнил подругу Инги, которую вместе с ней наказывали за срыв урока. Только она была девчонкой, а он мальчиком. Мне было и смешно и противно смотреть на него.

Я решил, что выдеру его побольнее за эту трусость.