Возврат авансовых платежей лизингополучателю из за утраты имущества



Споры, связанные с договором финансовой аренды (лизинга)


Автор PPT.RU 29 декабря 2012 Споры, вытекающие из договоров лизинга, на протяжении длительного времени стабильно занимают определенную долю среди арбитражных дел. В настоящем обобщении судебной практики исследуются наиболее интересные правовые вопросы, возникшие при рассмотрении дел данной категории в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа. КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО Споры о взыскании лизинговых платежей Львиная доля споров, связанных с лизингом имущества, касается взыскания лизинговых платежей.

Между тем большинство из них редко являются сложными, представляющими существенный интерес для анализа судебной практики.

Значительная часть споров о взыскании лизинговых платежей не доходит до кассационной инстанции, что, вероятно, объясняется отсутствием коллизионных вопросов правоприменения. В то же время рассмотренные судом кассационной инстанции такие дела, как правило, позволяют показать болевые точки правоотношений, связанных с лизинговыми платежами. Требования о досрочном внесении лизинговых платежей В судебной практике возник вопрос о правомерности взыскания с лизингополучателя лизинговых платежей за будущие периоды.

Так, лизинговая компания обратилась в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании задолженности по лизинговым платежам, образовавшейся за период исполнения договора, неустойки за нарушение сроков внесения лизинговых платежей и неисполнение обязательства по страхованию предмета лизинга, а также остатка основного долга по договору, который согласно условиям договора представлял собой часть лизинговых платежей, оставшихся к выплате за период до окончания срока действия договора.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены в полном объеме. Апелляционный суд изменил решение в части взыскания остатка основного долга, ограничив период взыскания лизинговых платежей двумя сроками. Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда без изменения.

При этом суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из следующего. Истец требует досрочного исполнения ответчиком обязательства по внесению предусмотренных договором лизинговых платежей, то есть платы за пользование предметом лизинга (арендной платы).

Вместе с тем пунктом 5 (далее — ГК РФ) установлено, что, если иное не предусмотрено договором аренды, в случае существенного нарушения арендатором сроков внесения арендной платы арендодатель вправе потребовать от него досрочного внесения арендной платы в установленный арендодателем срок. При этом арендодатель не вправе требовать досрочного внесения арендной платы более чем за два срока подряд. Указанная норма регулирует отношения по финансовой аренде (лизингу) имущества, поскольку иное не установлено положениями параграфа 6 и нормами Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге) » (далее — Закон «О лизинге») (дела N А05-7630/2008, А05-7631/2008, А05-7632/2008) .

Лизинговые платежи при ухудшении предмета лизинга В судебной практике сформировался подход, согласно которому достижение предметом лизинга состояния, исключающего его дальнейшую эксплуатацию, не является основанием для освобождения лизингополучателя от уплаты предусмотренных договором лизинговых платежей.

Это можно проиллюстрировать следующим примером. Лизинговая компания обратилась в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании долга по лизинговым платежам и соответствующих пеней за просрочку в их уплате. Возражая против иска, лизингополучатель ссылался на то, что в результате пожара пострадал предмет договора лизинга.

Повреждения, полученные предметом лизинга не по вине лизингополучателя, сделали невозможным его дальнейшую эксплуатацию. Это, по мнению ответчика, является основанием для освобождения лизингополучателя от уплаты лизинговых платежей. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Оставляя без изменения решение, кассационная инстанция исходила из следующего. В соответствии с пунктом 3 статьи 17 Закона «О лизинге » лизингополучатель за свой счет осуществляет техническое обслуживание предмета лизинга и обеспечивает его сохранность, а также осуществляет капитальный и текущий ремонт предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Условиями договора лизинга обязанности по поддержанию предмета лизинга в технически исправном состоянии и по его ремонту возложены на лизингополучателя, лизингополучатель также несет все риски, связанные с повреждением имущества.

Таким образом, в соответствии с законом и договором лизингополучатель обязан устранить любые неисправности предмета лизинга, возникшие в период действия договора, независимо от того, по чьей вине эти неисправности возникли.

Следовательно, возникновение неисправностей, препятствующих использованию предмета лизинга, не освобождает лизингополучателя от обязанности по внесению лизинговых платежей (дело N А05-6956/2008) . Рассматривая правоотношения, связанные с применением пункта 3 статьи 17 Закона «О лизинге», уместно привести пример правовых последствий ненадлежащего исполнения лизингополучателем обязанностей, возложенных на него данной нормой права. Лизинговая компания (лизингодатель) и общество (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга), в соответствии с которым лизингодатель приобрел и передал лизингополучателю во временное владение и пользование лесозаготовительную технику.

Лизингодатель отказался от исполнения договора в связи с ненадлежащим выполнением лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей.

По соответствующему акту имущество изъято у ответчика.

В указанном акте зафиксировано, что арендованное имущество на момент изъятия имеет повреждения. По инициативе лизингодателя проведен технический аудит изъятой у лизингополучателя лесозаготовительной техники, в результате которого установлено, что указанная техника требует капитального ремонта, а также выявлено грубое нарушение правил эксплуатации, выразившееся в отсутствии квалифицированного ремонта в течение 12 месяцев ее эксплуатации.

Согласно отчету об оценке стоимости восстановительного ремонта указанной техники, выполненному по заказу лизингодателя, общая стоимость восстановительного ремонта составила 2 814 333 руб.

Согласно отчету об экспертной оценке рыночной стоимости указанной лесозаготовительной техники, выполненному по заказу лизингодателя, ее рыночная стоимость составила в совокупности 2 956 000 руб. при условии приведения в надлежащее техническое состояние. Лизинговая компания продала указанную технику по цене значительно ниже ее рыночной стоимости и обратилась в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании убытков, понесенных истцом в результате ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по договору финансовой аренды (лизинга), в размере стоимости восстановительного ремонта лесозаготовительной техники, являвшейся предметом лизинга.
Лизинговая компания продала указанную технику по цене значительно ниже ее рыночной стоимости и обратилась в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании убытков, понесенных истцом в результате ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по договору финансовой аренды (лизинга), в размере стоимости восстановительного ремонта лесозаготовительной техники, являвшейся предметом лизинга.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, исковые требования удовлетворены. Оставляя без изменения указанные судебные акты, кассационная инстанция сослалась на следующее.

Из условий договора лизинга следует, что лизингополучатель обязуется использовать имущество в соответствии с его целевым назначением, обращаться с ним как добросовестный пользователь, соблюдать все правила, рекомендации и инструкции изготовителя по использованию, обслуживанию и содержанию имущества, а также осуществлять его текущий и капитальный ремонт.

Таким образом, в соответствии с условиями договора лизинга и пунктом 3 статьи 17 Закона «О лизинге» на ответчике как лизингополучателе лежит обязанность по капитальному ремонту арендованной техники.

Представленными в дело доказательствами подтверждается, что после прекращения арендных отношений и возврата имущества лизингодателю техника требовала капитального ремонта. Поскольку ответчик как лизингополучатель не исполнил обязанность по капитальному ремонту арендуемой техники, суд обоснованно признал, что расходы, необходимые для осуществления такого ремонта, по сути, являются для лизингодателя убытками.

Поскольку ответчик как лизингополучатель не исполнил обязанность по капитальному ремонту арендуемой техники, суд обоснованно признал, что расходы, необходимые для осуществления такого ремонта, по сути, являются для лизингодателя убытками.

Суд также пришел к обоснованному выводу о том, что необходимость капитального ремонта повлияла на цену продажи указанной техники, существенно ее снизив. Таким образом, лизингодатель при продаже техники не получил того, на что был вправе рассчитывать в случае надлежащего исполнения лизингополучателем обязательств по капитальному ремонту техники (дело N А05-1716/2008) .

Лизинговые платежи при утрате предмета лизинга Утрата предмета лизинга также не может служить основанием для освобождения лизингополучателя от обязанности по внесению лизинговых платежей.

Данный вывод наглядно иллюстрирует следующее дело. Лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о расторжении договора лизинга, взыскании с ответчика долга по лизинговым платежам до момента расторжения договора лизинга и убытков в виде лизинговых платежей, подлежащих уплате с момента расторжения договора и до окончания срока его действия. Из установленных судом обстоятельств дела следовало, что предмет лизинга погиб в результате пожара.

Решением суда первой инстанции договор лизинга расторгнут, в остальной части иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение суда в части отказа в удовлетворении имущественных требований отменено.

Указанные требования удовлетворены. Оставляя в силе постановление апелляционного суда, кассационная инстанция указала следующее.

В соответствии со риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества переходит к арендатору в момент передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды. Согласно статье 26 Закона «О лизинге» утрата предмета лизинга или утрата предметом лизинга своих функций по вине лизингополучателя не освобождает лизингополучателя от обязательств по договору лизинга, если договором лизинга не предусмотрено иное. Договором лизинга предусмотрено, что при полном выбытии предмета лизинга из строя и невозможности его восстановления до окончания срока действия договора лизингополучатель обязан уплатить лизингодателю недовнесенную часть лизинговых платежей за фактическое время действия договора.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции обоснованно не принял во внимание возражения лизингополучателя об отсутствии его вины в утрате предмета лизинга (дело N А56-50536/03) .

В другом случае лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о взыскании неосновательного обогащения в размере лизинговых платежей, произведенных истцом во исполнение условий договора лизинга, с момента хищения предмета лизинга до полного исполнения договора.

В ходе рассмотрения дела суд установил, что хищение предмета лизинга не было признано страховой компанией страховым случаем, поскольку лизингополучателем был нарушен договор страхования в части обеспечения условий хранения имущества, в выплате страхового возмещения отказано. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении иска отказано. Оставляя без изменения принятые по делу судебные акты, кассационная инстанция сослалась на следующее.

Согласно статье 26 Закона «О лизинге» утрата предмета лизинга или утрата предметом лизинга своих функций по вине лизингополучателя не освобождает лизингополучателя от обязательств по договору лизинга. Поскольку договором лизинга определена обязанность лизингополучателя производить перечисление лизинговых платежей независимо от фактического пользования имуществом и факт хищения не признан страховым случаем, отсутствие вины лизингополучателем не доказано, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно отказали в удовлетворении исковых требований (дело N А42-4019/2007) .

По другому делу лизингодатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании лизинговых платежей при следующих обстоятельствах. Имущество, являющееся предметом лизинга, было похищено. Страховая компания признала факт хищения страховым случаем, но в связи с нарушением лизингополучателем правил страхования применила неустойку в размере 50% от причитающегося к выплате страхового возмещения путем удержания соответствующей денежной суммы.

Лизингодатель предъявил требование о взыскании с лизингополучателя лизинговых платежей, составляющих разницу между суммой неоплаченных лизингополучателем платежей и полученной лизингодателем суммой страхового возмещения. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Оставляя в силе решение, кассационная инстанция указала на следующее. Согласно пункту 1 статьи 22 Закона «О лизинге» ответственность за сохранность предмета лизинга от всех видов имущественного ущерба, а также за риски, связанные с его гибелью, утратой, порчей, хищением, преждевременной поломкой, ошибкой, допущенной при его монтаже или эксплуатации, и иные имущественные риски с момента фактической приемки предмета лизинга несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором лизинга. Договором лизинга установлено, что с момента получения предмета лизинга риск его случайной гибели, а также иные риски несет лизингополучатель.

Лизингополучатель обязан обеспечить сохранность предмета лизинга и нести ответственность за его сохранность, а также за риск, связанный с его хищением.

Согласно условиям договора лизинга в случаях гибели, утраты, хищения предмета лизинга независимо от вины лизингополучателя, если по таковым лизингодателем не получено страховое возмещение, лизингополучатель обязан продолжать уплату лизинговых платежей по договору, в том числе уплатить выкупной платеж в размерах и сроки, которые установлены графиком лизинговых платежей (дело N А21-7140/2006) . Споры, связанные с неисполнением договора купли-продажи предмета лизинга Согласно договор лизинга — это сделка, при которой лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного им продавца и предоставить такое имущество лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

В соответствии со статьей 2 Закона «О лизинге» лизинг — совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга. Таким образом, лизинг характеризуется наличием комплекса договорных отношений. Лизинг осуществляется на базе как минимум двух договоров — купли-продажи и собственно лизинга.
Лизинг осуществляется на базе как минимум двух договоров — купли-продажи и собственно лизинга.

Нередко лизинговая сделка сопровождается и иными договорами, к числу которых можно отнести кредитный договор, договор страхования и т.д.

Зачастую споры между лизингодателем и лизингополучателем возникают в связи с ненадлежащим исполнением обязательств продавцом.

Характерным примером подобных споров может служить следующее дело. Лизинговая компания и предприниматель заключили договор лизинга. В соответствии с договором лизинга лизингодатель обязался приобрести у определенного лизингополучателем продавца в собственность указанное лизингополучателем имущество (автомобиль) и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование.

Лизингодатель заключил с продавцом, указанным лизингополучателем, договор купли-продажи автомобиля и оплатил его полную стоимость.

Поскольку автомобиль, являвшийся предметом лизинга, не был передан лизингополучателю в соответствии с условиями договора купли-продажи, последний не выплачивал лизингодателю лизинговые платежи, предусмотренные договором лизинга.

Лизингодатель предъявил требование к лизингополучателю о возмещении убытков, которые определены истцом в размере непоступающих ежемесячных лизинговых платежей в соответствии с определенным договором графиком.

Возражая против иска, лизингополучатель ссылался на то, что у него не возникла обязанность по внесению лизинговых платежей, поскольку имущество ему не передано, а также на то, что договор лизинга считается прекращенным.

Удовлетворяя иск о взыскании убытков, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что, оформив договор купли-продажи с продавцом, который был указан лизингополучателем, лизингодатель надлежащим образом исполнил свои обязанности по договору лизинга. Лизингодатель как покупатель понес расходы, связанные с приобретением предмета лизинга.

В связи с неисполнением продавцом обязательств по передаче имущества лизингодатель не получает лизинговые платежи и несет убытки вследствие невыполнения обязательств продавцом по договору купли-продажи. Возлагая на арендатора ответственность за невыполнение продавцом обязательств по договору купли-продажи, суды руководствовались пунктом 2 статьи 22 Закона «О лизинге», в соответствии с которым риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Указанное дело было рассмотрено Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — Президиум ВАС РФ) в порядке надзора. Постановлением Президиума ВАС РФ от 14.10.2008 N 6487/08 принятые по делу судебные акты оставлены без изменения.

При этом в указанном Постановлении Президиум ВАС РФ отклонил доводы лизингополучателя о том, что суды не приняли во внимание факт неисполнения лизингодателем в нарушение статьи 665 ГК РФ и статьи 2 Закона «О лизинге» своих обязательств по приобретению в собственность указанного лизингополучателем имущества и передаче его арендатору во временное владение и пользование как противоречащие нормам пункта 1 , условиям договора лизинга и договора купли-продажи, согласно которым арендатор обязан получить обусловленное исполнение у продавца. Положения пункта 1 статьи 670 ГК РФ, в соответствии с которым в отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы, не являются основанием для возложения на арендодателя обязанности получить товар. Норма статьи 22 Закона «О лизинге» служит основанием для возложения на арендатора убытков арендодателя, возникших вследствие неисполнения договора купли-продажи продавцом, избранным арендатором (дело N А21-11094/2005) .

Часто лизингополучатель, не получивший предмет лизинга от продавца, предъявляет требования к лизингодателю о возврате уплаченных по договору лизинга платежей.

Так, в одном из дел лизингополучатель предъявил иск к лизингодателю о взыскании предварительной оплаты, произведенной им по договору лизинга, предмет которого не был получен истцом. В свою очередь, лизингодатель предъявил встречный иск о взыскании с лизингополучателя убытков, составляющих разницу между суммой внесенного лизингополучателем предварительного платежа и суммой, потраченной лизингодателем на приобретение имущества. Существенным для дела обстоятельством является то, что договор купли-продажи предмета лизинга расторгнут решением арбитражного суда по иску лизингодателя.

В пользу лизингодателя взысканы денежные средства, уплаченные им за непоставленное имущество, а также неустойка за неисполнение договора купли-продажи.

Возбуждено исполнительное производство. Однако в связи с отсутствием у продавца денежных средств и имущества взыскание в пользу лизингополучателя не произведено.

Условиями договора лизинга предусмотрено, что в случае, если продавец не исполнил свои обязанности, предусмотренные договором купли-продажи, и не передал имущество лизингополучателю, договор лизинга считается расторгнутым. В этом случае авансовый лизинговый платеж за вычетом возмещения за понесенные лизингодателем расходы возвращается лизингополучателю.

Поскольку предмет лизинга не передан лизингополучателю, уплатившему авансовый лизинговый платеж, суд первой инстанции признал, что договор лизинга прекратил свое действие. Требования лизингополучателя суд признал правомерными и удовлетворил их.

В удовлетворении встречных требований лизингодателя суд отказал, указав, что вступившим в законную силу решением суда заявленная сумма взыскана с продавца. Неисполнение решения суда в связи с отсутствием денежных средств и имущества у должника не может являться основанием для взыскания данной суммы с другого лица. Апелляционный суд признал встречные исковые требования лизингодателя подлежащими удовлетворению, указав при этом, что в результате невозможности получения с продавца денежных средств, взысканных решением суда, у лизингодателя возникли убытки, которые в соответствии с пунктом 2 статьи 22 Закона «О лизинге» подлежат взысканию с лизингополучателя как со стороны договора лизинга, выбравшей продавца.

Оставляя в силе Постановление апелляционного суда, кассационная инстанция указала, что расходы лизингодателя, понесенные им в связи с исполнением договора купли-продажи, являются для него убытками, которые в связи с финансовой несостоятельностью продавца не могут быть возмещены иначе как путем их взыскания с лизингополучателя (дело N А21-2845/2005) . Стоит отметить, что Президиум ВАС РФ также считает, что наличие судебного решения о взыскании с продавца в пользу покупателя-лизингодателя денежных средств за непоставленное имущество, являющееся предметом лизинга, при невозможности исполнения такого решения не является препятствием для взыскания таких расходов лизингодателя с лизингополучателя, выбравшего продавца. Так, в Постановлении от 14.07.2009 N 5014/09 Президиум ВАС РФ указал на неправомерность отказа лизингодателю в подобном иске со ссылкой на решение суда по другому делу, которым с продавца в пользу покупателя-лизингодателя взыскана предоплата по договору поставки, поскольку представленные лизингодателем документы подтверждают, что принудительное исполнение судебного акта невозможно по независящим от него причинам.

В связи с неисполнением продавцом предмета лизинга принятых на себя обязательств лизингополучатели часто ставят вопрос о расторжении договора лизинга. Следует заметить, что иногда, как, например, в приведенном выше случае (дело N А21-2845/2005), условиями договора прямо предусмотрено, что непередача предмета лизинга продавцом лизингополучателю является основанием для расторжения договора. Иначе обстоит дело в случаях, когда такие последствия договором не предусмотрены.

Так, лизингополучатель предъявил к лизингодателю иск о расторжении договора лизинга и взыскании произведенной по договору предоплаты, мотивируя свои требования тем, что предмет лизинга не был передан истцу.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении иска отказано.

Оставляя в силе Постановление апелляционного суда, кассационная инстанция исходила из следующего. Требования истца обоснованы неисполнением ответчиком как арендодателем обязанности по передаче предмета лизинга арендатору. Между тем согласно пункту 2 арендатор вправе потребовать расторжения договора в случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель.
Между тем согласно пункту 2 арендатор вправе потребовать расторжения договора в случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель. Таким образом, для расторжения договора лизинга в связи с неполучением арендуемого имущества в пользование арендатор должен доказать, что своевременная передача имущества не состоялась по вине арендодателя.

Доказательства, подтверждающие вину лизингодателя в нарушении продавцом сроков поставки предмета лизинга, лизингополучатель суду не представил (дело N А56-21540/2009) . При разрешении подобных споров важное значение имеет вопрос, кто из участников лизинговых отношений обязан передать лизингополучателю предмет лизинга — продавец или лизингодатель. В некоторых случаях это достаточно сложно определить.

Приведем характерный пример такой ситуации. Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к лизингодателю о расторжении договора лизинга автотехники, а также о взыскании убытков в размере авансового платежа, уплаченного лизингополучателем по указанному договору. Исковые требования мотивированы тем, что лизингополучатель не получил предмет лизинга в оговоренные договором сроки.
Исковые требования мотивированы тем, что лизингополучатель не получил предмет лизинга в оговоренные договором сроки. Суд первой инстанции признал подлежащими удовлетворению требования лизингополучателя в части расторжения договора лизинга, исходя из того, что лизингодатель не выполнил основных условий договора по передаче имущества лизингополучателю, и в связи с тем, что ответчик не представил доказательств принятия со своей стороны необходимых мер по истребованию имущества от продавца, что в силу пункта 2 статьи 668 ГК РФ является основанием для расторжения договора по инициативе лизингополучателя.

Апелляционный суд согласился с указанными выводами суда первой инстанции. Кассационная инстанция отменила принятые по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям. Согласно пункту 1 статьи 668 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, имущество, являющееся предметом этого договора, передается продавцом непосредственно арендатору в месте нахождения последнего.

В силу указанной правовой нормы по общему правилу обязанность по передаче арендатору предмета лизинга лежит не на арендодателе, а на продавце имущества. В соответствии со передачей вещи признается вручение вещи приобретателю.

Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Как установлено договором купли-продажи, передача имущества осуществляется продавцом путем его вручения представителям лизингодателя и лизингополучателя в месте нахождения последнего.

Договором лизинга предусмотрено, что передача имущества в лизинг оформляется актом приема-передачи, подписываемым лизингодателем и лизингополучателем в момент исполнения продавцом обязанности по передаче имущества в соответствии с договором купли-продажи. Из указанных положений договора лизинга и договора купли-продажи следует, что момент передачи имущества в лизинг и момент передачи имущества по договору купли-продажи совпадают, что не позволяет сделать определенный вывод относительно того, на ком (арендодателе или продавце) лежит обязанность по передаче имущества лизингополучателю, изменено ли сторонами общее правило, установленное пунктом 1 статьи 668 ГК РФ. Между тем от верного определения обязанного лица зависит правильное разрешение данного спора.

Поскольку указанные обстоятельства судебными инстанциями надлежащим образом не исследованы, дело подлежит направлению на новое рассмотрение (дело N А21-5370/2005-С2) . Однако было бы неправильным считать, что во всех случаях, когда предмет лизинга не передан лизингополучателю по обстоятельствам, за которые не отвечает лизингодатель, договор лизинга не может быть расторгнут по требованию лизингополучателя.

Рассмотрим следующий пример. Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с требованием к лизингодателю о расторжении договора лизинга, поскольку предмет лизинга ему не передан. При этом истец ссылался на то, что на его претензию относительно неисполнения условий договора купли-продажи продавец имущества, являющегося предметом лизинга, сообщил о невозможности исполнить обязательства в части поставки для передачи в лизинг оборудования в связи с неудовлетворительным финансово-экономическим состоянием. Суд первой инстанции, отказывая в иске, исходил из того, что поскольку у лизингодателя отсутствует обязанность по передаче предмета лизинга лизингополучателю, то отсутствуют и основания для расторжения договора лизинга, предусмотренные пунктом 2 статьи 668 ГК РФ.

Отменяя решение и удовлетворяя заявленные истцом требования, апелляционный суд применил к отношениям сторон положения , указав, что обстоятельства, из которых исходили стороны при заключении договора лизинга, существенно изменились, поскольку финансовое положение продавца предмета лизинга является неудовлетворительным, исключающим исполнение договора поставки. Кассационная инстанция оставила без изменения Постановление апелляционного суда, указав следующее. В соответствии со изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено названным Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Согласно статье 451 ГК РФ основанием для расторжения договора может являться существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о расторжении договора, договор может быть расторгнут по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: 1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; 2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; 3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; 4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. Апелляционный суд обоснованно признал наличие всех условий для расторжения договора лизинга, предусмотренных в пункте 2 .

Лизингополучатель как заинтересованная сторона не мог предвидеть такого ухудшения финансового состояния поставщика, которое приведет к невозможности исполнения его обязательств по поставке предмета лизинга; лизингополучатель разумными средствами не может преодолеть причины, вызвавшие невозможность исполнения поставщиком договора поставки; дальнейшее исполнение договора лизинга при невозможности получить предмет лизинга приведет к нарушению соотношения имущественных интересов сторон и повлечет для лизингополучателя значительный ущерб при полном отсутствии встречного представления, на которое лизингополучатель рассчитывал при заключении договора; из существа договора лизинга не вытекает, что риск изменения обстоятельств, связанных с финансовой несостоятельностью поставщика, несет лизингополучатель. При таких обстоятельствах кассационная инстанция признала, что апелляционный суд обоснованно применил к спорным правоотношениям статью 451 ГК РФ (дело N А56-24425/2009) . В отличие от обычной купли-продажи товаров, продавец предмета лизинга является должником не только покупателя, выступающего лизингодателем, но и лизингополучателя, а лизингодатель и лизингополучатель в силу пункта 1 статьи 670 ГК РФ в отношениях с продавцом выступают как солидарные кредиторы.

Ненадлежащее исполнение продавцом предмета лизинга обязательств по договору купли-продажи служит основанием для применения к продавцу мер договорной ответственности по требованию любого из солидарных кредиторов. В качестве примера такой ситуации можно привести следующее дело.

Лизингополучатель обратился в арбитражный суд с иском к продавцу предмета лизинга о взыскании неустойки, предусмотренной договором купли-продажи за нарушение сроков поставки предмета лизинга, и убытков, возникших у лизингополучателя в связи с просрочкой поставки имущества.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен лизингодатель. Суд первой инстанции отказал в иске, сделав вывод о том, что согласно условиям договора купли-продажи ответственность за нарушение сроков передачи предмета лизинга возникает у продавца перед покупателем (лизингодателем). Постановлением апелляционного суда решение изменено, с продавца в пользу лизингополучателя взыскана неустойка за нарушение сроков поставки предмета лизинга.

Удовлетворяя требование о взыскании неустойки, суд апелляционной инстанции сослался на положения и пункта 1 , согласно которым в отношениях с продавцом лизингополучатель и лизингодатель выступают как солидарные кредиторы.

С кассационными жалобами на Постановление апелляционного суда обратились как продавец, так и лизингодатель, которые ссылались на то, что лизингополучатель является ненадлежащим истцом по требованию о взыскании с ответчика неустойки, предусмотренной договором купли-продажи. Оставляя в силе Постановление апелляционного суда, кассационная инстанция исходила из следующего. В соответствии с пунктом 1 статьи 670 ГК РФ арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом.

При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные названным Кодексом для покупателя (), кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества.

Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя. В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы.

Договором купли-продажи предусмотрено, что лизингополучатель предъявляет непосредственно продавцу все требования, вытекающие из данного договора, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. Таким образом, в силу положений законодательства, регулирующих спорные правоотношения, и в соответствии с условиями договора купли-продажи лизингополучатель вправе наравне с лизингодателем предъявлять к продавцу предмета лизинга любые требования (за исключениями, оговоренными в пункте 1 статьи 670 ГК РФ), связанные с ненадлежащим исполнением договора купли-продажи, в том числе требования о применении к продавцу ответственности за нарушение сроков передачи имущества.

Поскольку в силу пункта 1 статьи 670 ГК РФ арендатор и арендодатель при исполнении договора купли-продажи солидарно выступают на стороне покупателя, следовательно, условия договора об ответственности продавца в равной степени направлены на обеспечение имущественных интересов как покупателя (лизингодателя), так и лизингополучателя. Из условий договора лизинга следует, что лизингополучатель обязан вносить лизинговые платежи независимо от фактического поступления в его пользование предмета лизинга.

При таких обстоятельствах несоблюдение продавцом сроков передачи предмета лизинга в значительной степени нарушает права и имущественные интересы лизингополучателя, который вправе компенсировать негативные последствия такого нарушения путем взыскания с продавца неустойки, предусмотренной договором купли-продажи. Кассационная инстанция признала, что апелляционный суд обоснованно удовлетворил требования лизингополучателя о взыскании неустойки в размере, приходящемся на долю истца как солидарного кредитора по договору купли-продажи (дело N А56-6767/2009) .

Встречаются случаи, когда лизингодатель и лизингополучатель совместно выступают с требованиями о взыскании с продавца неустойки, связанной с просрочкой в передаче предмета лизинга.

Так, лизингодатель (покупатель) обратился с иском к продавцу предмета лизинга о взыскании неустойки за просрочку передачи товара по договору купли-продажи имущества для целей лизинга. В дело вступил лизингополучатель в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, и просил взыскать в свою пользу часть предусмотренной договором неустойки за просрочку передачи предмета лизинга.

Возражая против иска, продавец ссылался на то, что, поскольку неустойка, которая представляет собой способ обеспечения обязательств, предназначена для компенсации причиненных другой стороне убытков, она не может распространяться на лиц, не являющихся плательщиками по договору купли-продажи. Следовательно, в удовлетворении требований лизингополучателя должно быть отказано.

Суд первой инстанции признал исковые требования лизингодателя и самостоятельные требования лизингополучателя правомерными, исходя из следующего.

Лизингодатель и лизингополучатель являются солидарными кредиторами продавца в части требования о взыскании пеней за просрочку поставки предмета лизинга; каждый из них имеет право предъявить продавцу требование о взыскании пеней в полном объеме, но при этом при получении пеней в полном объеме обязан возместить другому половину в соответствии со статьей 326 ГК РФ. Кассационная инстанция согласилась с указанными выводами суда первой инстанции (дело N А05-2033/2008) .

Вопросы, связанные с расторжением договора лизинга Существенная доля споров, вытекающих из лизинговых отношений, связана с расторжением договоров лизинга. Чаще всего они вызваны разногласиями между участниками лизинговых отношений по поводу последствий расторжения договора лизинга.

На наш взгляд, наибольший интерес для судебной практики представляют споры о расчетах сторон после расторжения договора. Практически всегда договоры лизинга предусматривают внесение лизингополучателем аванса, однако иногда такой платеж в договоре напрямую авансом не называется. Нередко после расторжения договора лизинга между лизингодателем и лизингополучателем возникают споры относительно денежных средств, ранее уплаченных лизингополучателем в качестве аванса.

Приведем несколько характерных примеров.

Между лизинговой компанией и предпринимателем заключен договор лизинга, согласно которому лизингодатель приобрел и передал в пользование предпринимателю здание развлекательного центра.

Договором предусмотрено, что лизингополучатель производит частичную оплату в определенном размере, которая распределяется на 120 месяцев (срок лизинга) равными частями. Предмет лизинга передан предпринимателю в пользование. Поскольку предприниматель ненадлежащим образом исполнял свои обязательства по внесению лизинговых платежей, лизинговая компания, отказавшись от дальнейшего исполнения договора, изъяла предмет лизинга.

Имеющаяся у предпринимателя на момент расторжения договора задолженность послужила основанием для обращения лизинговой компании в арбитражный суд с иском о взыскании долга.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования частично, указав при этом, что внесенная предпринимателем частичная оплата должна быть учтена в полном объеме при расчете лизинговых платежей на момент досрочного расторжения договора.

В кассационной жалобе лизинговая компания ссылалась на условие договора лизинга, согласно которому при досрочном прекращении договора частичная оплата лизингополучателю не возвращается.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции и Постановление апелляционного суда, кассационная инстанция признала правильным вывод судов о том, что предусмотренная договором лизинга частичная оплата, по сути, является авансовым платежом (предоплатой) по договору лизинга, которая в связи с прекращением договора должна учитываться при определении размера задолженности лизингополучателя по договору лизинга.

Кассационная инстанция также указала, что условие договора, на которое ссылается лизинговая компания в обоснование жалобы, противоречит правовому режиму частичной оплаты, определенному в договоре и в графике лизинговых платежей, применявшемся сторонами. Указанное лизинговой компанией условие договора в совокупности с другими его положениями не позволяет квалифицировать частичную оплату в качестве какого-либо из способов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных , или в качестве платежа, не связанного с использованием предмета лизинга (дело N А13-3462/2008) . В другом случае общество обратилось в арбитражный суд с иском к лизинговой компании о взыскании неосновательного обогащения в связи с неправомерным удержанием лизингодателем после расторжения договора лизинга авансового платежа, ранее уплаченного лизингополучателем.

Удовлетворяя требования общества, суды всех трех инстанций исходили из того, что с прекращением договора лизинга прекратились и основания для удержания суммы аванса, перечисленного лизингополучателем, следовательно, сумма аванса за вычетом денежных средств, зачтенных в рамках исполнения обязательств по договору лизинга, подлежит возврату лизингополучателю (дело N А56-57/2009) . Однако не всегда суды разрешают подобные споры единообразно. Так, лизинговая компания обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании задолженности по договору лизинга, пеней за нарушение сроков внесения лизинговых платежей и обязании ответчика вернуть предмет лизинга.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, требования лизинговой компании удовлетворены. В кассационной жалобе общество ссылалось на неправильное определение судом размера долга, подлежащего взысканию с ответчика, поскольку в расчете не учтен авансовый платеж, внесенный лизингополучателем при заключении договора лизинга.

Отменяя принятые по делу судебные акты в части взыскания долга по лизинговым платежам и направляя дело в этой части на новое рассмотрение, кассационная инстанция исходила из следующего.

Материалами дела подтверждается, что общество в соответствии с условиями договора выплатило лизинговой компании аванс, сумма которого ежемесячно в течение всего срока действия договора засчитывается в счет текущего лизингового платежа. Из графика платежей следует, что указанная сумма подлежит зачету равными долями при определении размера ежемесячных лизинговых платежей.

В период действия договора стороны осуществляли зачет авансового платежа при внесении лизинговых платежей. К моменту прекращения договора лизинга часть авансового платежа, приходящаяся на будущие периоды, не была зачтена в соответствии с условиями договора в счет лизинговых платежей и осталась в распоряжении лизингодателя. Этот факт не был учтен судом при определении размера долга, подлежащего взысканию с лизингополучателя.

Между тем данное обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения спора о взыскании долга по лизинговым платежам, поскольку авансовый платеж согласно условиям договора является их частью (дело N А44-3499/2008) .

Договором лизинга может быть предусмотрено, что лизингополучатель имеет право приобрести предмет лизинга в собственность. В тех случаях, когда договоры лизинга предусматривают такое право лизингополучателя, договором лизинга устанавливается порядок внесения выкупных платежей. Часто при расторжении договора лизинга между сторонами возникает спор относительно выкупных платежей, поскольку лизингополучатель считает, что в связи с прекращением договорных отношений и сохранением права собственности лизингодателя на предмет лизинга последний необоснованно получил платежи в счет выкупа имущества.

Судебная практика показывает, что разрешение подобных споров, как правило, зависит от того, насколько детально прописан в договоре лизинга порядок внесения платежей в счет выкупа имущества.

Приведем пример подобного спора. Лизинговая компания обратилась в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании задолженности по лизинговым платежам, возникшей у лизингополучателя на момент расторжения договора лизинга, а также неустойки за просрочку уплаты данных платежей. Лизингополучатель предъявил встречный иск о взыскании с лизингодателя лизинговых платежей, уплаченных лизингополучателем по договору лизинга до момента его расторжения, ссылаясь на то, что лизингодатель не имеет права при расторжении договора на удержание всей суммы лизинговых платежей, поскольку такие платежи в значительной части являются платой за приобретение предмета лизинга в собственность лизингополучателя.

Так как договор лизинга прекращен, а право собственности на предмет лизинга к лизингополучателю не перешло, следовательно у лизингодателя отсутствуют основания для удержания денежных средств, уплаченных лизингополучателем в счет выкупа предмета лизинга.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что ни законом, ни договором не предусмотрена обязанность лизингодателя при расторжении договора лизинга возвратить лизингополучателю лизинговые платежи, уплаченные последним в период действия договора. Судебные инстанции также указали на отсутствие правовых оснований для возврата лизингополучателю части лизинговых платежей, поскольку в силу договора лизинговые платежи являются едиными и не разделяются на платежи за пользование имуществом и платежи за приобретение предмета лизинга в собственность (дело N А21-11215/2005) .

Иначе дело обстоит в случае, когда договором лизинга разделяются лизинговые платежи и выкупные платежи. Так, например, лизинговая компания обратилась в арбитражный суд с иском к лизингополучателю о взыскании лизинговых платежей до момента расторжения договора лизинга, пеней за нарушение сроков внесения указанных платежей, обязании ответчика возвратить предмет лизинга, взыскании платы за время просрочки возврата предмета лизинга и процентов за пользование чужими денежными средствами на эту сумму.

Решением суда первой инстанции исковые требования лизинговой компании удовлетворены. Отменяя решение и направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция сослалась на следующее. Согласно условиям договора лизинга стороны разделили лизинговые платежи и выкупную стоимость предмета лизинга.

Из договора лизинга следует, что выкупные платежи представляют собой оплату стоимости выкупаемого предмета лизинга, перечисляются лизингодателю именно в связи с приобретением арендуемого имущества в собственность лизингополучателя после окончания действия договора лизинга. Договором предусмотрено, что сумма авансового платежа, внесенного лизингополучателем, засчитывается в оплату выкупной стоимости предмета лизинга в соответствии с графиком платежей. Из графика платежей видно, что сумма аванса подлежит зачету в момент ее уплаты.

Оставшаяся часть выкупной стоимости предмета лизинга вносится ежемесячно равными частями в те же сроки, что и лизинговые платежи.

Таким образом, из условий договора лизинга следует, что денежные средства, перечисляемые лизингополучателем в счет выкупной стоимости предмета лизинга, не являются платой за пользование имуществом. Данное обстоятельство также подтверждается представленным истцом расчетом платежей за пользование имуществом после расторжения договора, которые соответствуют размеру лизинговых платежей, предусмотренных графиком, без учета выкупной стоимости предмета лизинга. В то же время согласно расчету задолженности за период действия договора платежи в счет выкупа предмета лизинга заявлены к взысканию.

Поскольку договор лизинга расторгнут и лизингодатель заявил о возврате ему арендованного имущества, передача предмета лизинга в собственность лизингополучателя не предполагается.

В связи с этим подлежит исследованию вопрос о правомерности требований лизингодателя о взыскании с лизингополучателя платежей в счет выкупа имущества и дальнейшей судьбе ранее полученных лизингодателем в счет выкупа имущества денежных средств после досрочного расторжения договора (дело N А56-47480/2009) . В настоящем обобщении судебной практики автор не ставил задачу охватить все многообразие споров, связанных с лизинговыми правоотношениями, ограничившись анализом лишь наиболее интересных, с его точки зрения, споров.

Судебные дела, указанные в обобщении в качестве примеров, как правило, не являются единичными при рассмотрении подобных правовых коллизий и выбраны в связи с наиболее полным, по мнению автора, изложением судебными инстанциями своей позиции по вопросам правоприменения. Кадулин А.В., судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа. Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить!

Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

: НОВОСТИ : НОВОСТИ Подпишитесь на ежедневную рассылку Каждый будний день мы будем отправлять вам всё, что было опубликовано вчера Вы ничего не пропустите! Подписаться Подписывайтесь на наш канал в Telegram Мы расскажем о последних новостях и публикациях.

Читайте нас, где угодно. Будьте всегда в курсе главного!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен Узнавайте важные новости вовремя!

Сделано в Санкт-Петербурге © 1997 — 2020 PPT.RU Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном копировании ссылка на ресурс обязательна Ваши персональные данные обрабатываются на сайте в целях его функционирования .

Если вы не согласны, пожалуйста, покиньте сайт. Ошибка на сайте Удаление аватара Вы уверены, что хотите удалить используемое изображение и заменить его аватаром по умолчанию?

Выход Вы уверены, что хотите выйти?

Миф первый: лизинг равноценен аренде

Каждому лизингополучателю хорошо бы перед началом лизинговых отношений изучить лизинг с разных точек зрения. С формально-правовой стороны лизинг представляет собой разновидность аренды.

Например, такой подход позволяет реализовать ускоренную амортизацию и другие бухгалтерские расчеты (зачет лизинговых платежей на себестоимость). Если рассматривать лизинг с точки зрения существа правоотношений, то данную процедуру нельзя отнести к разновидности аренды.

Особенно это проявляется при финансовом (выкупном) лизинге: лизинговая компания приобретает имущество, затем передает его в пользование клиенту, за что получает доход (прибыль).